Реактивность организма и эффективность антигомотоксической терапии при хроническом описторхозе
Н.П.Толоконская, Д.А.Чабанов
Новосибирский медицинский университет НИИ региональной патологии и патоморфологии Новосибирский научно-практический центр традиционной медицины и гомеопатии

Регион Западной Сибири представляет собой наиболее крупный в мире очаг описторхоза. Известные механизмы передачи инвазии определяют для большинства постоянных жителей эндемичных районов неизбежность многократных заражений паразитами с раннего возраста. В условиях риска реинвазий после антигельминтной терапии развиваются значительно более тяжелые формы болезни, нежели до лечения. Нами предложена новая стратегия лечения описторхоза, рассчитанная на саморегуляцию организма и основанная на использовании антигомотоксической терапии. Базу такой терапии составляют комплексные, а также монокомпонентные препараты, содержащие малые концентрации субстратов растительного, животного и минерального происхождения, потенцированные по методу гомеопатии, в том числе - катализаторы клеточного дыхания и суис – органные препараты.

Исследуемую группу составили 40 больных с диагнозом хронического описторхоза. Независимо от сроков выявления инвазии у большинства пациентов с раннего детского возраста отмечалась сложная прогрессирующая патология пищеварительной системы в сочетании с вегетативными нарушениями и проявлениями аллергоза, что в целом, по общему признанию, типично для описторхоза. Резкое снижение способности организма к острым воспалениям на фоне нарастания хронических дегенеративных заболеваний в возрасте 17-30 лет свидетельствует о патологии в системе общей реактивности организма.

Всем больным на фоне преимущественно вегетарианского питания, использования энтеросорбента (энтеросгель) и эубиотика (споробактерин) назначались комплексные антигомо- токсические средства: Хепель по 1 таблетке 3 раза в день сублингвально (в 10, 16 и 22 часа) и Гепар композитум по 1 ампуле (2,2 мл) внутримышечно 2 раза в неделю. Препараты назначались двумя курсами длительностью 1 месяц каждый, с месячным интервалом.

У половины пациентов (подгруппа I) базовая схема была дополнена конституциональным средством, которое подбиралось индивидуально по правилам гомеопатии и назначалось один раз в неделю в 30 сотенном разведении (в этот день другие препараты не назначались). У остальных пациентов (подгруппа II) на фоне базовой схемы был использован универсальный антигомотоксический препарат Нукс вомика-Гомаккорд (по 10 капель 3р в день в промежутках между приемами препарата Хепель). Антигельминтные средства в основной группе не применялись.

Контрольную группу составили 39 пациентов с подтвержденным овоскопически диагнозом описторхоза, получавших общепринятую патогенетическую терапию в сочетании с бильтрицидом.

Для проведения сравнения эффективности терапии в подгруппах I, II и группе контроля состояние пациентов оценивалось непосредственно после терапии, а также в отдаленные сроки – через 6 и 12 месяцев. В первой подгруппе уже через месяц терапии 16 пациентов (80%) отметили резкое улучшение состояния и практически полное исчезновение исходных жалоб и симптомов болезни. Затем у части больных произошел возврат симптомов с последующим улучшением по окончании терапии и в ходе дальнейшего наблюдения. К концу 12 месячного срока наблюдения состояние стойкой ремиссии было достигнуто у 17 (85%) пациентов и сохранялось при дальнейшем наблюдении, срок которого составил в среднем 42,7 месяцев. К концу 12-месячного срока наблюдения у 75% больных яйца описторхисов отсутствовали в кале и желчи.

Восстановление общей реактивности у них проявлялось в развитии у 95% (19 человек) в ходе наблюдения острых воспалительных реакций. При этом повышение температуры до фебрильных цифр отмечалось у 80% пациентов, в то время как до начала терапии 60% указывали на отсутствие таких эпизодов больше 5 – 10 лет в анамнезе. Другим свидетельством восстановления общей реактивности в ходе лечения были факты возврата, или реверсии симптомов прошлых заболеваний, которые отмечались у 60% пациентов. Средний срок появления первых признаков синдрома реверсии составил 11,3 ±1,2 месяца.

В подгруппе II через месяц от начала лечения явное улучшение состояния отметили все пациенты (N=20), при этом у 5 человек клинические проявления болезни исчезли полностью. К 6-му месяцу наблюдения клиническое выздоровление фиксировалось у 85% (17 человек). На 9, 12 и 15 месяце наблюдения у 5 человек произошел частичный возврат симптомов болезни. В итоге у 60% пациентов в данной подгруппе было достигнуто состояние стойкой клинической ремиссии, сохранявшееся и далее до срока 19,4 мес. (±1,67). Через 6 месяцев яйца описторхисов отсутствовали у 90% (18 человек). Итоговая паразитологическая эффективность терапии составила 75% (15 чел.). Из общего числа больных данной

подгруппы острые воспалительные реакции были зарегистрированы всего в трех случаях, а проявления синдрома реверсии лишь у двух пациентов.

В группе контроля через 6 месяцев после проведения терапии 43,6% (17 человек) отмечали существенное ухудшение состояния с появлением новых симптомов и (или) усилением имеющихся жалоб. Не произошло изменений в клинической картине у 41% пациентов (16 человек). Улучшение наступило у 15,4% (6 человек). Через 12 месяцев после терапии состояние стойкой ремиссии сохранялось у 10,3% (4 человек), ухудшение отмечали 66,6% (26 пациентов) и отсутствие изменений – 23,1% (9 человек). Итоговая паразитологическая эффективность составила 56,4% (22 человека).

Процессы, происходящие в организме на фоне предложенной терапии, отразились в существенных иммунологических изменениях. При очевидном индивидуальном характере иммунологических реакций в ходе выздоровления общие позитивные изменения заключались в достоверном возрастании числа HLA DR – моноцитов, уровня Ig A, снижении Ig Е и ИЛ-4 при существенном увеличении клеточной продукции остальных цитокинов к концу I этапа терапии.

Выводы: Антигомотоксическая терапия, обращенная к механизмам саморегуляции организма оказывает высокий клинический и паразитологический эффект. Существенно лучшие результаты установлены при параллельном назначении больным конституциональных средств.

?iaaen oeoe?iaaiey