Основные направления и результаты оценки клинической эффективности комплексных антигомотоксических препаратов с позиций доказательной медицины
Марьяновский А.А.
(ЗАО «Арнебия», г. Москва)

Нельзя не признать, что теория гомотоксикозов, созданная Х.-Х. Реккевегом в качестве связующего звена между академической медициной и классической гомеопатией, в своей практической части – антигомотоксической терапии – безусловно, претендует на самостоятельность как фармакологическая стратегия лечения.

Во многом это объясняется тем, что комплексные антигомотоксические препараты не являются классическими гомеопатическими средствами и также не могут быть причислены к классу аллопатических препаратов. Поэтому, сохраняя некоторую принадлежность к обоим фармакологическим направлениям, комплексные антигомотоксические препараты справедливо относят к категории гомеопатических средств, назначаемых по общим показаниям. Это делает комплексные антигомотоксические препараты доступными для широкого практического применения в медицине и выделяет их в особую фармакологическую область – область клинической гомеопатии. Последнее стало возможным только в связи с тем, что внедрение данных средств в практическое здравоохранение, как правило, сопровождается высоко научными исследованиями их терапевтической эффективности, включая самый высокий стандарт доказательной медицины – плацебо-контролируемые и рандомизированные испытания, проводимые простым, двойным и тройным слепым методом. Такие исследования, несомненно, являются необходимым этапом признания комплексных антигомотоксических препаратов: во-первых, в них эффекты от комплексных антигомотоксических средств представляются отличными от плацебо-эффекта и, во-вторых, при сравнении с тем или иным «золотым стандартом» аллопатического лечения, в них объективно доказывается способность антигомотоксических средств купировать те или иные ведущие симптомы конкретного патологического процесса.

В то же время, следует отметить, что в таком научном подходе к обоснованию возможностей использования комплексных антигомотоксических средств мы имеем явный уклон в сторону «аллопатической составляющей» комплексной гомеопатии и в нем совсем не рассматривается «гомеопатическое начало» препаратов данного класса.

Х-Х. Реккевег отмечал, что, создавая свой метод терапии, он, прежде всего, рассчитывал на регулирующее и активирующее лечение, свойственное в целом гомеопатическому направлению терапии. Препараты же классической (академической) медицины изначально создаются для подавления симптоматики или для компенсации недостающих функций определенных органов и систем. Вот почему, на наш взгляд, принципиальный подход доказательной медицины к сравнительному анализу терапевтической эффективности препаратов разных по своей терапевтической сути, не полностью раскрывает терапевтические возможности и перспективы антигомотоксических средств, поскольку до настоящего времени не существует «золотых стандартов» регуляции и активации. В этой связи еще значительнее представляются существующие данные научных исследований эффективности препаратов из различных направлений фармакотерапии, как правило, констатирующие, если и не более высокую, то сравнительную способность комплексных антигомотоксических средств в коррекции того или иного патологического симптомокомплекса.

Важным является также и тот момент, что в обоснованиях терапевтической состоятельности комплексных антигомотоксических средств при какой-либо патологии, полученных в сравнительных исследованиях с ведущим аллопатическим средством, выбор антигомотоксического препарата в большинстве случаев основывается только на основных (официальных) показаниях к его назначению. Это, на наш взгляд, существенно сужает рамки практического использования такого комплексного средства в других областях медицины, а также искусственно ограничивает приток антигомотоксических препаратов с научно недоказанной эффективностью в ту область, в которой объективно показан сравнительно высокий результат терапии одним из них. Прежде всего, это относится к препаратам дренажно-дезинтоксикационного плана, которые, согласно концепции антигомотоксического лечения, должны назначаться пациенту с любой хронической патологией, в то время как, за исключением самого факта наличия заболевания, могут отсутствовать видимые объективные критерии «внутренней зашлакованности» и эндотоксикоза, или эти процессы могут просто не выявляться у пациента в виду ограниченных возможностей современных методов диагностики.

При этом нельзя не отметить, что приятным исключением из общих правил является научно доказанная терапевтическая эффективность препарата Траумель С во многих областях медицины: от обоснования его значимости как традиционного артритно-артрозного препарата, до исследования его антимикробной активности и целесообразности применения в лечении осложнений химиотерапии онкопроцессов и решении многих проблем в области педиатрии. Не вызывает сомнения, что такая популярность данного комплексного средства стала возможным только благодаря подробному изучению составных компонентов препарата Траумель С с позиций гомеопатической реперторизации, а также более широкой экстраполяции его противовоспалительных возможностей с позиций гомотоксикологии, рассматривающей все заболевания как провоспалительную ситуацию в организме.

Следует также отметить, что некоторые сложности простого переноса принципов доказательной медицины в область антигомотоксической терапии могут быть обусловлены следующими причинами:
- отсутствием для большинства комплексных средств абсолютной для аллопатической фармакологии зависимости «доза-эффект»; - сложным составом препаратов и многосторонним, не всегда «материальным», и до конца неизученным механизмом действия отдельных его компонентов;
- многоуровневым регулирующим принципом как отдельных средств, так и сложных схем антигомотоксической терапии, «видимые» терапевтические эффекты от которых, как правило, проявляются в более длительные сроки; - более индивидуальным ответом пациентов на антигомотоксическое лечение, что может снивелировать общие результаты терапии в целом по анализируемой группе и дать ложное суждение о терапевтической неэффективности; - отсутствием, в принципе, жестких протоколов антигомотоксической терапии и несравненно большей глубиной корригирующего действия комплексных гомеопатических средств на гомеостаз. В целом, перечисленные трудности реализации принципов доказательной медицины в области антигомотоксической терапии актуализируют необходимость совершенствования системы научного обоснования терапевтической эффективности комплексных антигомотоксических препаратов, учитывающей специфику данного направления лечения.

Завоевывая популярность в терапии именно хронических видов патологии, антигомотоксическая терапия очень часто используется как важное дополнительное лечение различных заболеваний, определяемых в таблице гомотоксикозов справа, за пределами биологического барьера. И именно к заболеваниям в этой части таблицы Х.-Х. Реккевег не исключал, и даже подчеркивал, необходимость применения различных фармакологических стратегий. Поэтому чрезвычайно важным представляется именно научное сопровождение с позиций доказательной медицины сочетанных протоколов лечения, реально использующихся в практике терапии хронических патологических процессов. В этой связи особое значение приобретает мнение K. Benson, A. J. Hatz (2000), что нет качественной разницы между результатами терапии, полученными в когортных исследованиях и в рандомизированных контролируемых испытаниях.

В целом, не вызывает сомнения, что интеграция принципов доказательной медицины в практику антигомо-токсической терапии позволит рационализировать схемы лечения комплексными антигомотоксическими препаратами и позволит научно обосновать стратегию фармакотерапии проблемных патологических состояний.

?iaaen oeoe?iaaiey