Синдром повышенной кишечной проницаемости
Синдром повышенной кишечной проницаемости
Терапевтический указатель
Синдром повышенной кишечной проницаемости (в классической медицине чаще называемый кишечной гиперпроницаемостью) описывает дефект целостности эпителиально-клеточного барьера желудочно-кишечного тракта (ЖКТ).1 Он может быть вызван многими различными внешними токсинами, включая чрезмерное и/или регулярное употребление алкоголя2,3 и кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы,4 контакт с полихлорбифенилами,5 гликозилированными белками или жирами, индуцированный современным способом обработки пищи,6 фармацевтическими препаратами (например, ингибиторами протонового насоса),7 нестероидными противовоспалительными препаратами8 и ингибиторами циклооксигеназы 2.9 Кроме того, благодаря доминирующей роли кишечной микрофлоры в регуляции кишечного эпителиального барьера,10 любой фактор, влияющий на ее количество и функции (например,антибиотики), также потенциально повышает проницаемость кишечника. На проницаемость ЖКТ влияют физические токсины, элементы образа жизни или стрессоры на ментальном/эмоциональном уровне. Например, у мышей даже короткий период лишения сна вызывает значительные изменения в проницаемости ЖКТ и перемещение бактерий в обычно стерильные места, такие как мезентеральные лимфатические узлы, селезенку, поджелудочную железу и кровь.11 Хроническая бессонница у людей связана с производством провоспалительных цитокинов и ухудшением функции системы антиоксидантов и гормонов, что может привести к повышенной проницаемости ЖКТ.12 Недавно был описан парасимпатический противовоспалительный путь, соединяющий сигналы цитокинов в ЖКТ с волокнами блуждающего нерва, головным мозгом, ацетилхолином и его рецепторами в макрофагах, и дальнейшие изменения сигналов цитокинов.13,14 Этот проводящий путь, называемый холинергическим противовоспалительным проводящим путем, обеспечивает свидетельство, необходимое для поддержки роли, которую может играть модулирующий вывод парасимпатической нервной системы из головного мозга в лечении проницаемости кишечника. Некоторые из наиболее распространенных заболеваний, связанных с нарушением целостности ЖКТ, включают воспалительные болезни кишечника15,16 и определенные аутоиммунные заболевания, такие как анкилозирующий спондилит, IgA нефропатия и рассеянный склероз,17 сахарный диабет 1 типа18 и аутизм.19 Другие состояния, связанные с повышенной проницаемостью ЖКТ, включают застойную сердечную недостаточность,20 хроническую венозную недостаточность и образование язв на ногах,21 серьезную клиническую депрессию,22 синдром хронической иммунодефицитной усталости,23 желчнокаменную болезнь24 и прогрессирование вируса иммунодефицита человека.25 Кроме того, многие патогенные микробы, включая многие важные с медицинской точки зрения вирусы,26 могут проникать через слизистый барьер и вызывать заболевания, что указывает на то, что оптимальная профилактика инфекционных заболеваний также может опираться на сохранение целостности ЖКТ. Наконец, существует тесно регулируемая взаимозависимая связь между ЖКТ и печенью. Возрастающая нагрузка токсинов, следующая за повышенной проницаемостью ЖКТ, в дальнейшем способствует повреждению печени. Важность внимания к здоровью печени и ЖКТ также поддерживается исследованиями на животных, демонстрирующими, что чрезмерное употребление алкоголя вызывает прямое повреждение гепатоцитов и также ведет к развитию повышенной проницаемости кишечника.3 Возрастающая нагрузка токсинов, следующая за повышенной проницаемостью ЖКТ, в дальнейшем способствует повреждению печени. Задокументированная связь между «дырявой кишкой» и большим количеством важных заболеваний, как описывалось ранее, говорит о важности медицинского вмешательства, которое может безопасно, эффективно и своевременно способствовать выздоровлению. Некоторые из важных структурных компонентов, вовлеченных в сохранение целостности слизистой оболочки ЖКТ, включают в себя муцин,27 трефойловые пептиды28 и белки комплекса плотных контактов. Этот комплекс состоит из нескольких различных белков, включая зонулины, окклюдины и клаудины, а также нескольких различных киназ и адгезивного белка плотных контактов, являющегося членом суперсемейства Ig.29,30 На эти структуры могут повлиять провоспалительные цитокины, такие как α-фактор некроза опухоли и интерлейкин 1.29,31,32 Натуральные лекарственные продукты, такие как препараты, действующие путем биорегуляции, играют важную роль во вспомогательной терапии при лечении повышенной кишечной проницаемости.
Фаза по ТЭЗ
Импрегнация Нейродермальная/гемодермальная
      
 xxx  
      
Базовый и/или симптоматический подходРегулирующая терапияИндивидуализированный подход
  • Мукоза композитум
ДД
  • Лимфомиозот
  • Беберис-Гомаккорд
  • Нукс вомика-Гомаккорд
ИМ
  • Траумель С
ПКТО
  • Гепар композитум
  • Коэнзим композитум
  • Убихинон композитум
  • Спаскупрель
  • Нервохель
  • Валерианахель
Сокращения: ПКТО – поддержка клеток, тканей и органов; ДД – детоксикация и дренаж; ТРЗ – таблица развития заболеваний; ИМ – иммуномодуляция.
* Представленный в таблице перечень лекарственных средств рекомендован в качестве основы для составления схем терапии препаратами фирмы «Биологише Хайльмиттель Хеель Гмбх» (Biotherapeutic Index, A Medical Compendium for Health Care Professionals, BRIZA PUBLICATIONS, 2012) и адаптирован к списку препаратов, официально разрешенных к применению в России.
Терапевтические примечания
Существует много других натуральных лекарственных продуктов, имеющих хорошие подтверждающие доказательства своей роли в лечении повышенной проницаемости кишечника, включая l-глутамин, пребиотики и пробиотики, цинк (особенно цинк карнозин), витамин А, витамин D, мелатонин, куркумин и экстракты корня солодки. Пробиотики играют жизненно важную роль влечении этого состояния. Дополнительную информацию см. у Лешайда.33
Библиографические ссылки
  1. Groschwitz KR, Hogan SP. Intestinal barrier function: molecular regulation and disease pathogenesis. J Allergy Clin Immunol. 2009;124(1):3-20; quiz 21-22.
  2. Stermer E. Alcohol cnsumption and the gastrointestinal tract. Israel Med Assoc J. 2002;4(3):200-202.
  3. Purohit V, Bode JC, Bode C, et al. Alcohol, intestinal bacterial growth, intestinal permeability to endotoxin, and medical consequences: summary of a symposium. Alcohol. 2008;42(5):349-361.
  4. Thuy S, Ladurner R, Volynets V, et al. Nonalcoholic fatty liver disease in humans is associated with increased plasma endotoxin and plasminogen activator inhibitor 1 concentrations and with fructose intake. J Nutr. 2008;138(8):1452-1455.
  5. Choi YJ, Seelbach MJ, Pu H, et al. Polychlorinated biphenyls disrupt intestinal integrity via NADPH oxidase-induced alterations of tight junction protein expression. Environ Health Perspect. 2010;118(7):976-981.
  6. Rapin JR, Wiernsperger N. Possible links between intestinal permeablity and food processing: a potential therapeutic niche for glutamine. Clinics. 2010;65(6):635-643.
  7. Mullin JM, Valenzano MC, Whitby M, et al. Esomeprazole induces upper gastrointestinal tract transmucosal permeability increase. Aliment Pharmacol Ther. 2008;28(11-12):1317-1325.
  8. Lichtenberger LM, Zhou Y, Dial EJ, Raphael RM. NSAID injury to the gastrointestinal tract: evidence that NSAIDs interact with phospholipids to weaken the hydrophobic surface barrier and induce the formation of unstable pores in membranes. J Pharm Pharmacol. 2006;58(11):1421-1428.
  9. Laine L, Smith R, Min K, Chen C, Dubois RW. Systematic review: the lower gastrointestinal adverse effects of non-steroidal anti-inflammatory drugs. Aliment Pharmmacol Ther. 2006;24(5):751-767.
  10. Sharma R, Young C, Neu J. Molecular modulation of intestinal epithelial barrier: contribution of microbiota. J Biomed Biotechnol. 2010;2010:305879.
  11. Everson CA, Toth LA. Systemic bacterial invasion induced by sleep deprivation. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol. 2000;278(4):R905-R916.
  12. Irwin MR, Wang M, Campomayor CO, Collado-Hidalgo A, Cole S. Sleep deprivation and activation of morning levels of cellular and genomic markers of inflammation. Arch Intern Med. 2006;166(16):1756-1762.
  13. Tracey KJ. Physiology and immunology of the cholinergic antiinflammatory pathway. J Clin Invest. 2007;117(2):289-296.
  14. Borovikova LV, Ivanova S, Zhang M, et al. Vagus nerve stimulation attenuates the systemic inflammatory response to endotoxin. Nature. 2000;405(6785):458-462.
  15. Laukoetter MG, Nava P, Nusrat A. Role of the intestinal barrier in inflammatory bowel disease. World J Gastroenterol. 2008;14(3):401-407.
  16. Liu Z, Li N, Neu J. Tight junctions, leaky intestines, and pediatric diseases. Acta Paediatr. 2005;94(4):386-393.
  17. Fasano A, Shea-Donohue T. Mechanisms of disease: the role of intestinal barrier function in the pathogenesis of gastrointestinal autoimmune diseases. Nat Clin Pract Gastroenterol Hepatol. 2005;2(9):416-422.
  18. Sapone A, de Magistris L, Pietzak M, et al. Zonulin upregulation is associated with increased gut permeability in subjects with type 1 diabetes and their relatives. Diabetes. 2006;55(5):1443-1449.
  19. White JF. Intestinal pathophysiology in autism. Exp Biol Med. 2003;228(6):639-649.
  20. Krack A, Sharma R, Figulla HR, Anker SD. The importance of the gastrointestinal system in the pathogenesis of heart failure. Eur Heart J. 2005;26(22):2368-2374.
  21. Kaminski MV, Cordts PR. Gut-derived oxidative stress: a pathological factor in leg ulcers with and without chronic venous insufficiency. Wounds. 1998;10(1):33-37.
  22. Maes M, Kubera M, Leunis JC. The gut-brain barrier in major depression: intestinal mucosal dysfunction with an increased translocation of LPS from gram negative enterobacteria (leaky gut) plays a role in the inflammatory pathophysiology of depression. Neuro Endocrinol Lett. 2008;29(1):117-124.
  23. Maes M, Leunis JC. Normalization of leaky gut in chronic fatigue syndrome (CFS) is accompanied by a clinical improvement: effects of age, duration of illness and the translocation of LPS from gram-negative bacteria. Neuro Endocrinol Lett. 2008;29(6):902-910.
  24. Su Y, Wu SD, Jin JZ, Zhang ZH, Fan Y. Role of intestinal barrier in pathogenesis of pigment gallstone in a guinea pig model. Hepatobiliary Pancreat Dis Int. 2006;5(3):443-448.
  25. Douek D. HIV disease progression: immune activation, microbes, and a leaky gut. Top HIV Med. 2007;15(4):114-117.
  26. Williams JE. Portal to the interior: viral pathogenesis and natural compounds that restore mucosal immunity and modulate inflammation. Altern Med Rev. 2003;8(4):395-409.
  27. Heazlewood CK, Cook MC, Eri R, et al. Aberrant mucin assembly in mice causes endoplasmic reticulum stress and spontaneous inflammation resembling ulcerative colitis. PLoS Med. 2008;5(3):e54.
  28. Taupin D, Podolsky DK. Trefoil factors: initiators of mucosal healing. Nat Rev Mol Cell Biol. 2003;4(9):721-732.
  29. Clayburgh DR, Shen L, Turner JR. A porous defense: the leaky epithelial barrier in intestinal disease. Lab Invest. 2004;84(3):282-291.
  30. Barrett KE. New ways of thinking about (and teaching about) intestinal epithelial function. Adv Physiol Educ. 2008;32(1):25-34.
  31. Al-Sadi RM, Ma TY. IL-1beta causes an increase in intestinal epithelial tight junction permeability. J Immunol. 2007;178(7):4641-4649.
  32. Schulzke JD, Ploeger S, Amasheh M, et al. Epithelial tight junctions in intestinal inflammation. Ann N Y Acad Sci. 2009;1165:294-300.
  33. Lescheid D. Intestinal permeability and its role in disease. J Biomed Ther. 2009;3(2):4-11.
Подготовлено по материалам книги Biotherapeutic Index, A Medical Compendium for Health Care Professionals, BRIZA PUBLICATIONS, 2012
?iaaen oeoe?iaaiey Rambler's Top100