БОЛЬ И ГОМОТОКСИКОЗ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
Марьяновский А.А.
(ЗАО «АРНЕБИЯ», г. Москва)

Хорошо известно, что теория гомотоксикозов Х.-Х. Реккевега любые симптомы любого заболевания рассматривает в качестве целесообразных защитных реакций. При этом характер этих реакций определяется уровнем «токсического отягощения» организма пациента, которое имеет многофакторную природу. Прослеженная Х.-Х. Реккевегом в 6-ти фазной таблице гомотоксикозов фазность в развитии этих защитных реакций заставляет их четко соотносить со временем их возникновения у пациента. Данный простой алгоритм, основанный во многом на тщательно собранном анамнезе болезни, позволяет довольно четко распознать «нецелесообразное» в развитии той или иной симптоматики (=прогрессированию заболевания) и вовремя откорректировать методы ее многоуровневой антигомотоксической регуляции.

Жалоба на боль – одна из самых распространенных жалоб в практической медицине. С позиций гомотоксикологии данный симптом может доминировать в клинической картине многих заболеваний, проецируемых во 2-6 фазы гомотоксикоза. Широкое представительство болевых синдромов в таблице гомотоксикозов, в тех фазах, в которых диагностируется тканевое повреждение или сохраняется высокая вероятность такового, само собой предопределяет необходимость дифференцированного антигомотоксического подхода к их коррекции.

В этой связи, на наш взгляд, острую, кратковременную, не высокой интенсивности боль, следует считать болевым симптомом, который больше характерен для первых фаз гомотоксикоза и, следовательно, для непродолжительных по «стажу» заболеваний. В большинстве случаев – это положительный сигнал, с явно «охранительными» или «предупредительными» функциями, несущий важную информацию не только для пациента, но и для врача. Несмотря на то, что в антигомотоксической терапии не используется принцип подавления симпоматики, принятый в обычной медицине, можно признать, что корригирующее воздействие комплексными антигомотоксическими препаратами на такие алгические проявления гомотоксикозов во многом строится по образу и подобию аллопатической фармакотерапии (характерный болевой симптом – препарат). И только сама «гомеопатическая природа» антигомотоксических средств и доказанные механизмы их действия подчеркивают, что данный подход - это не стандартное купирование боли, а ее многосторонняя регуляция микродозами различных компонентов комплексного гомеопатического препарата. При этом в качестве патофизиологического фона для проявления болевой симптоматики в ранние фазы гомотоксикоза с большой долей вероятности можно выделить локо-региональные острые и хронические воспалительные процессы. Нельзя не отметить, что, пожалуй, только гомеопатические препараты с их индивидуальными «патогенезами», способны охватить всю гамму субъективных переживаний пациента, испытывающего боль. Данный аспект позволяет предполагать наличие своего обезболивающего потенциала практически в любом антигомотоксическом препарате, который, как правило, для эффективной терапии боли в эти фазы гомотоксикоза должен назначаться пациенту в инициирующем режиме.

Хронические боли – это совершенно другой уровень проявления болевой симптоматики, согласно идеологии гомотоксикозов причисляемый к поздним фазам их развития. По нашему мнению, такие боли следует воспринимать как «многофакторные болевые синдромы», имеющие сложный патогенез. Недоучет этого обстоятельства, по-видимому, во многом является причиной не совсем эффективной терапии хронической боли классическими фармсредствами, относящимися к группам сильнодействующих и наркотических препаратов. Лечение таких синдромов с позиций антигомотоксической терапии должно предусматривать комплексную стратегию, в которой помимо воздействия на провоспалительную ситуацию, развивающуюся в организме при любой хронической патологии, несомненно, должны быть предусмотрены этапы борьбы с латентно протекающим ацидозом, отеком межклеточного пространства, восстановления микроциркуляции и клеточного метаболизма. Понимая, что хронические болевые синдромы часто имеют психосоматическую природу, важным этапом анигомотоксического лечения хронической боли, истинный источник которой может быть четко и не диагностирован, является проведение биологической седации, направленной на «купирование» тревожно-депрессивных расстройств у пациента и оптимиизацию центральных механизмов регуляции. Совершенно понятно, что в таком комплексном подходе к терапии хронических болевых синдромов различного генеза приоритет будет за интегративными методиками лечения антигомотоксическими препаратами, в числе которых особенный акцент надо сделать на применении невральной терапии, гомеосиниатрии, мезотерапии. В этих методиках, как свидетельствует практический опыт, не требуется использовать инициирующий режим терапии, а выбор нужных комплексных антигомотоксических средств для их проведения основывается на представлениях о патогенезе основного заболевания, механизмах болевого синдрома, общих принципах антигомотоксической терапии хронических заболеваний. Любой алгоритм в антигомотоксической терапии боли (именно терапии, а не купировании) – это, прежде всего, рациональное и эффективное назначение комплексных антигомотоксических препаратов. Следовательно, в аспекте осуществления «принципа обезболивания» в практике антигомотоксического лечения врач всегда должен ориентироваться в том необходимом арсенале комплексных антигомотоксических средств, способствующих уменьшению уровня боли, развивающегося при возникновении и прогрессировании заболевания, определять их адекватное сочетание в схемах терапии. При этом необходимо помнить, что оптимальное сочетание в схемах терапии болевых синдромов антигомотоксических препаратов, относящихся к разным «терапевтическим группам» и поэтому имеющих разные точки приложения в организме больного, согласно принципу Бюрги будет способствовать возникновению гипераддитивного анальгетического эффекта. Не вызывает также и сомнения, что только углубление в основы теоретического наследия Х.-Х. Реккевега и современное их переосмысление позволит врачу, использующему на практике антигомотоксический метод лечения, оптимально реализовать принцип «биологического обезболивания» в каждом конкретном случае.

?iaaen oeoe?iaaiey